гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты

Про водяного с Голешовицкой пристани
Легенды Старой Праги

Обледенение
Голешовице, Пелц-Тиролка

Во Влтаве около переправы из Голешовиц на Пелц-Тиролку когда-то жил водяной. Он был уже старый, ноги его не слушались, суставы болели, а от холодной воды отнималась спина.

Летом, когда солнце прогревало воду до дна, ему было вольготно, но с приближением зимы начинались боли в боку, крестце, суставах. Пока река оставалась незамерзшей, он ходил греться в будку перевозчика. Они были знакомы давно, и перевозчик радовался, что кто-то зашел поговорить. Они сидели около небольшой печки и обсуждали новости в Голешовицах, Либени, вспоминали наводнения, морозные зимы, и было им хорошо вместе.

Но пришло время, когда старого перевозчика сменил молодой. Как раз начиналась зима, над рекой холодный ветер, по воде поплыли первые осколки льда, замерзший камыш трещал на ветру. Водяной вылез из воды, зябко поежился и, прихрамывая, направился к будке перевозчика. Постучал, попросил разрешения погреться. Молодой ничего не сказал, только хлопал глазами.

Водяной расположился у печки и разговорился о старых временах. Рассказывал, рассказывал, а перевозчик будто не слышал, только становился все мрачнее. Водяной сетовал, что теперь к старости едва вылезает на берег, не может ничего себе поймать в воде, а его домик на дне реки совсем разрушился. Грел руки над печкой и жаловался на жизнь.

Когда перевозчик понял, что водяной, как пар над кастрюлей, едва держится, то его страх прошел, он раскричался и выгнал зеленого гостя на мороз.

Водяной только грустно посмотрел на перевозчика, и побрел к реке, свесив голову. Мороз крепчал, трещали крыши, осколков льда на поверхности становилось все больше, над рекой опускался густой туман. Луна светила, как рыбий глаз, и обещала усиление морозов. Была глубокая ночь, когда кто-то торопливо постучал в будку перевозчика и позвал: «Переправа! Переправа!».

Молодой ворчал, кого так поздно черти принесли, но оделся, взял пальто и пошел к реке. В лунном свете увидел на пароме какого-то человека и начал: «Вот вам необходимо прямо ночью? Нельзя даже выспаться?».

Незнакомец молчал, перевозчик отвязал паром, крепко взял обеими руками шест и отправился в плавание. Осколки льда лопались, скребли по парому, перевозчик думал, что вот-вот река полностью замерзнет. Завтра он вытащит паром на берег и подождет с переправой до лета.

Они находились как раз на середине реки, когда канат на лебедке натянулся, а паром остановился, будто вмерз в лед. Перевозчик ругался, изо всех сил упирался шестом, но паром не шелохнулся. Положил шест, пошел посмотреть на лебедку, обнаружил, что ролик застрял. Он маялся с роликом, с шестом, руки у него уже замерзли.

Куски льда собирались около парома, давили на него. Трос натянулся, звенел как струна, и при этом становилось все морознее. Перевозчик подскочил к лебедке, попробовал освободить ролик, но рукоятка вырвалась у него из руки и ударила по лбу. Перевозчик упал, как подкошенный. Падая, он услышал резкий смех и звук падения предмета в воду, но в этот момент уже терял сознание. Когда перевозчик пришел в себя, то на пароме он был один. Он уже понял, что это водяной заманил его в такую ловушку. Он встал, еще раз попробовал освободить паром из ледового плена, дрожа от холода и стуча зубами, не чувствуя ни рук, ни ног. Ледяной холод приникал ему под пальто и под рубашку.

Он кричал, звал на помощь, но поднялся сильный ветер, и его было не слышно. Он уже прощался с жизнью, когда услышал звук воды, и над краем парома показался водяной: «А теперь послушай, что я тебе скажу. Если останешься тут, через час-другой превратишься в сосульку. Посмотри, как светится вода - к утру будет сильный мороз. Ничего не обещай, все-равно я тебе не поверю. Я хотел оставить тебя здесь до утра, чтобы ты узнал, что такое холод, но совесть мне не позволяет. Помни, что когда-нибудь и ты состаришься, твои суставы будут трещать от девяти болезней, а тепло от печки будет для тебя Седьмым чудом света. А потом тебя от этого теплого счастья кто-нибудь выгонит на мороз и не найдет для тебя даже слова. И будет у тебя холод и внутри, и снаружи. Ты будешь как кол в заборе, на морозе и на снегу. Не обещай ничего, просто попробуй это представить себе. Так что старей в покое, может, когда-нибудь вспомнишь старого водяного».
И погрузился с воду.

Трос на пароме освободился, и паром медленно направился к берегу, будто сзади его кто-то подталкивал.

С легким толчком паром причалил к берегу. Перевозчик добрался до будки, завернулся в тулуп и уснул. Когда утром проснулся, в печке потрескивал огонь, потому что водяной добавил в нее дров. В будке тепло, а на окне иней толщиной в палец.

Сразу после этого морозы ударили в полную силу. Зима была жестокая. Но наконец, снег начал таять, лед трескаться, и пришла весна. Перевозчик высматривал водяного, ждал его днем и ночью, но тот не приходил. Наверно, замерз на дне реки, которая в этих местах промерзла до самого дна. А может быть, переехал куда-нибудь в более теплые края, куда улетают ласточки и стрижи.
С той зимы на реке он больше не появлялся.

© Перевод Галины Пунтусовой. Перепечатка без ссылки на сайт www.prahafx.ru запрещена


гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты